Russian (CIS)English (United Kingdom)

Чему учить художника? - Академическая школа - основа развития личности

Article Index
Чему учить художника?
Из интервью с президентом Российской Академии художеств Зурабом Церетели
Академическая школа - основа развития личности
ДИ: Каким же образом?
All Pages

Академическая школа - основа развития личности

1 2 3
4 5 6

На вопросы «ДИ» отвечает академик, профессор, народный художник РФ, Олег Аркадьевич Еремеев (зав. кафедрой рисунка института им. Репина,  1977-1990 - проректор по учебной работе 1990-2001 - ректор).

ДИ: Олег Аркадьевич, сегодня в Санкт-Петербурге нет человека более компетентного в вопросах художественного образования, чем вы. В течение тринадцати лет вы были проректором по учебной работе института им. Репина, с 1990 по 2001 годы - ректором. 1990-2000  годы решительных перемен в стране - сильно изменили наше высшее образование, художественное в том числе. А поскольку искусство - не просто ремесло, профессия, но, по призванию, - осмысление, отражение жизни общества, духа времени, его активное формирование, то и положение в искусстве, в художественном образовании также не могло не претерпеть изменений. Я озвучу те сомнения по поводу академической школы и образования, с которыми приходится сталкиваться. Например, что деятельность многих художников, получивших «академическое» образование, в том числе прежде весьма заслуженных, академиков оказалась на периферии общественного внимания. Бытует мнение, что появление какого-либо художественного движения, развивающего традиции отечественного изобразительного искусства и способного стать серьезным культурным событием, подобным появлению «сурового стиля», например, невозможно. Стоит ли за подобными высказываниями реальный кризис академической традиции и ее школы художественного образования? Что должно произойти, в том числе в сфере художественного образования, чтобы «академическое» искусство вернуло свое влияние? Или эта традиция и поддерживающие ее институции действительно исчерпали себя? Обычно в таких разговорах вспоминают, что весь художественный процесс с конца XIX века питался протестными жестами, против «академической» формы искусства выступали и передвижники, и авангардные движения начала XX века, и искусство хрущевской оттепели, и, во многом, даже «суровый стиль».

Как и чему учить сегодня молодых художников, какова в этом должна быть роль традиции, и не исчерпала ли она себя окончательно?

- Я много размышлял над этим. Эти размышления вошли в книгу «Пятьдесят лет с Академией художеств», в которой я затронул многие из заданных вами вопросов. Если начать с передвижников, то ведь их протест касался не школы, не традиции, а направлен был против навязывания тем дипломных работ - библейских или мифических.

Но вот Репин, правда, это другое время, но свою дипломную работу он написал как раз на евангельский сюжет. И это единственная дипломная работа в истории Академии художеств, которая экспонируется в Русском музее.

Так что протест передвижников носил, можно сказать, непринципиальный для школы характер. В дальнейшем в Академии была реформа, позволившая выпускникам выбирать темы дипломных работ. Сохраняется это и сейчас, причем, касательно не только дипломов, но и любых творческих работ, которые выполняют студенты за все шесть лет своего обучения.

Творческая работа начинается уже на первом курсе. Ведь творчество - это создание эскиза будущего произведения, когда в небольшом формате определяется замысел, решаются основные содержательные и композиционные вопросы. Конечно, и на первом, и на старших курсах мы предлагаем темы для возможной разработки, чтобы студенты жили интересами времени, страны, народа, зрителя, для которых должен работать художник.

Я, на самом деле, часто думал о том, что, быть может, наша художественная система несовершенна. Может быть, так оно и есть, но где же она совершенна?

И вот как-то я попал в Испанию. Посещение в Барселоне музея Пикассо укрепило меня в мысли (несмотря на периодически возникающие сомнения), что наша школа на верном пути.